Ромуальдас Пожерскис I Интервью I http://spbphotographer.ru

May 02, 2016  •  Leave a Comment

Ромуальдас Пожерскис: «Если ты делаешь серию, делай ее до конца, сколько можешь»

Взято: http://spbphotographer.ru/2013/03/pozherskis_interview/

Ромуальдас ПожерскисРомуальдас Пожерскис, классик литовской фотографии, в беседе с корреспондентом ПФ рассказал о традициях литовской фотографии и о времени, которое осталось в памяти мастера и на его снимках.

— Ромуальдас, фотография вошла в Вашу жизнь как озарение, или это было дело случая? 

— Если говорить громкими словами, то человек рождается два раза: один раз физически, второй раз — душевно, морально, в тот момент, когда у него возникают вопросы, почему он живет, зачем он в этом мире, что он хочет сделать. Если он хочет сказать: «Я живу, я вижу, я имею свое мнение», — начинается творчество. Это и есть созревание. У всех бывает по-разному: у кого-то несчастная любовь, у кого-то — смерть друзей, смерть родителей, но так или иначе что-то должно сотрясти человека. Для меня таким потрясением стали события 1972 года. Один молодой человек в Каунасе сжег себя, протестуя против власти. Происходили многочисленные демонстрации, и я их снимал. В какой-то момент меня задержала милиция, я сел в тюрьму и был исключен из университета. Правда, вскоре меня отпустили, потому что я был студентом, а студентов тогда не судили, но потрясение в моей жизни уже произошло. Я родился как человек, с осознанием того, что имею свою страну, свой народ, свою историю, что я неразрывно связан с ними. И тогда я выбрал фотографию как средство самовыражения.

В 1973 году меня восстановили в Каунасском университете, я сдружился с Виргилиусом Шонтой, тогда тоже студентом, и уже через полгода мы сделали первую выставку. С этого и началась моя фотография. В то время фотографическое движение в Литве активно развивалось. В 1973 году Каунасский фотоклуб, в котором созревали почти все большие литовские фотографы, отмечал десятилетие. Это был экспериментальный клуб, куда приходило много молодых людей, среди них Бутырин, Мацияускас и другие. Моральным учителем был Гунар Бинде. Он несколько раз приезжал, выступал в фотоклубе. В 1974 году, 7 января, в день рождения фотографии, в Каунасе был создан Каунасский отдел Союза фотохудожников Литвы. Нас с Шонтой быстро приняли в Союз, и мы начали искать свой творческий путь. Через год мы были включены, если выражаться спортивным языком, в литовскую фотографическую команду. И если где-то за границей выставлялись десять литовских фотографов, то среди них уже обязательно были мы с Шонтой. Каждый со своей темой, мы очень быстро вышли на самый высокий фотографический уровень в Литве. Вообще, фотография — это довольно трудная профессия, трудное искусство. Думаю, в жизни, особенно молодым людям, важно всегда иметь друзей, которые разделяют те же идеи, те же мысли. Вдвоем, втроем всегда лучше, легче, сильнее.

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Дом престарелых»

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Дом престарелых»

— Вы выросли в традиции литовской фотографии, были одним из тех, кто ее формировал. В чем ее специфика? 

— Прежде всего, она очень гуманна. Она показывает свой народ, традиции, красоту городов, красоту природы. Кроме того, каждый фотограф имеет свою тему, и если один фотографирует, скажем, цветение, весну, то другие уже не будут это снимать. Так же и с базаром, и с другими темами. То есть каждый находит свою тему, свои индивидуальные визуальные решения. Мацияускас, например, снимал широкоугольником, кто-то другой — портретниками. У каждого вырабатывался собственный творческий стиль и фотографические темы, которые снимались много лет. Суткус всю жизнь фотографирует человека, создает национальный портрет, Дихавичюс двадцать лет снимал красоту природы, красоту девушек. Ракаускас семь лет работал над темой цветения, Мацияускас около двадцати лет фотографировал базар. Каждый решал свою большую тему, и никто не ориентировался на журналы или газеты. Подход был совсем иным, потому что, если ты фотографируешь для газеты, то надо быстро снимать, быстро сдавать материал и каждый день или неделю браться за новую тему. Все наши фотографии делались, что называется, для себя. Союз фотохудожников Литвы имел возможность финансировать наши творческие поиски и развитие: нам давали фотоматериалы, пленку, бумагу. Союз покупал наши работы для архива, и сейчас в нем более ста тысяч фотографических отпечатков, каждый из которых стоит от 200 до 1000 евро. Мы также получали деньги за ретуширование, и те из нас, кто работал, могли жить творчеством. 

— Если у каждого фотографа была своя тема, как бы Вы охарактеризовали свою? 

— Трудно сказать… Я стал снимать сразу много тем. Когда я всерьез занялся фотографией в 1974 году, я еще учился на третьем курсе института, но преподаватели уже понимали, что электриком-инженером я не буду. Все прекрасно знали, что я был в тюрьме, но это считалось нормальным, так что учиться мне было легко. Занявшись фотографией, я сразу начал несколько тем. В 1974 году я открыл для себя старый город. Это был странный мир — чужой, немного опасный, который было интересно фотографировать. Тогда же я начал снимать сельские праздники, в 1976 году — детские больницы. Моей первой темой, очень близкой мне по духу, был мотокросс: серия «Победы и поражения». Я ездил в разные города Литвы, где происходили спортивные события, но снимал не сам процесс — кто как прыгает, кто финиширует, у кого лучший старт, — а человека: как через многие поражения он, наконец, побеждает, что значит для него поражение и что значит этот спорт для зрителя. Я не фотографировал мотокросс как таковой, это было обобщение совсем иного уровня. Серия много раз печаталась — и в Токио, и в Сиднее, и в Москве — и стала моим фирменным знаком в фотографии. Этот проект абсолютно аполитичный и очень сильный с психологической точки зрения.

Одновременно я занимался и другими темами. Если была хорошая погода, я отправлялся в старый город, если воскресенье — ехал снимать сельский праздник, если плохая погода — в детскую больницу.

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Победы и поражения»

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Победы и поражения»

— Вы фотографируете людей, затрагивая много достаточно личных тем: больница, дом престарелых, история Альфонса. Насколько допустимо для Вас как для фотографа вмешательство в жизнь людей? 

— Здесь несколько ступеней. Прежде всего, ты должен быть уверенным, что вмешательство, интимное вмешательство, действительно нужно. Например, человек молится, ты находишься рядом с ним, тоже молишься, а потом берешь фотоаппарат и фотографируешь. В такой ситуации у тебя должна быть абсолютно твердая уверенность в том, что ты должен сделать кадр. Если я этого не чувствую, у меня даже не будет сил взять фотоаппарат в руки. То же самое и с больницей, и с домом престарелых. Должна быть уверенность, что это имеет смысл, что это необходимо. Ведь журналист или писатель могут что-то увидеть, а описать потом, фотограф же должен снимать здесь и сейчас.

Второй важный момент — это поиск контакта с человеком. Здесь важны обстоятельства, твоя одежда, твой взгляд, подход, твои первые слова. Все это должно быть таким, чтобы люди сразу поняли, что ты не опасен для них, что ты не сделаешь им плохо. В прежние времена снимать католические праздники было достаточно трудно. Если становилось известным, что, например, учительница ходит в костел, ее выгоняли с работы. У людей могли возникнуть проблемы, и мне надо было уверить их, что я не опасен, что я не представляю прессу. Друзья, родственники, люди, которых я снимал, часто меня спрашивали: «Зачем ты фотографируешь?» Они не понимали, зачем я еду, снимаю, если не могу показывать фотографии. Только сейчас они поняли, зачем я это делал. 

— Что Вы отвечали им тогда, в то время? 

— Если я снимал семью, то всегда начинал с детей. Скажешь: «О, какие красивые дети», — и все хорошо, можно дальше снимать без проблем. Начинаю фотографировать взрослых, на меня посмотрят, спросят: «Зачем ты снимаешь?» А я говорю: «Чтобы Ваши внучки увидели, как Вы хорошо молитесь». Посмотрят, посмотрят и скажут: «Ладно, снимай». А что еще я мог им ответить?

У меня объектив с фокусным расстоянием 24 мм, то есть я снимаю с двух-трех метров, не больше, а это очень хорошее расстояние для контакта. Я никогда не снимал телевиком, потому что тогда я уже становился бы опасным для людей. Бывало и такое, что меня прогоняли, не разрешали снимать. Тогда я брал машину, сидел там минут 20-30 и уезжал. У меня уже не было сил искать контакт и продолжать фотографировать. 

— Оставалось чувство обиды? 

— Да, чувство обиды на обстоятельства. Часто ходишь по городу, встречаешь интересных людей, и бывает так, что они оказываются сильнее тебя, и ты их немножко боишься — в моральном, психологическом плане. Так, что даже не можешь снимать, а потом этот кадр, который ты мог сделать, но не сделал, очень долго тревожит тебя. Думаю, то же чувство мучает девушку, когда она делает аборт. Все время этот аборт, сделанный много лет назад, тревожит ее. Так же и у меня, как у художника. Все никак не выбросить несделанный кадр из головы. А потом это проходит, вижу что-то другое. 

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Сельские праздники»

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Сельские праздники»

— Когда изменилась эпоха, строй, как изменилась Ваша фотография? 

— Все говорят, что была цензура, что не было свободы. Но когда стало можно показывать все, что раньше было запрещено, выяснилось, что показывать-то и нечего. В Литве, кажется, только один роман не был напечатан, а все остальное издавалось, и всю живопись можно было показывать: и абстрактное искусство, и другие направления. В фотографии единственной серией, на которой стоял знак «цензура», была моя серия «Сельские праздники». Я назвал их так, но на самом деле это были католические праздники. Лет через пять после начала работы над серией я показал первые снимки Антанасу Суткусу, нашему председателю Союза. Увидев их, он закрыл глаза и долго плакал. Помню, он сказал: «Я, как коммунист, тебя поддерживаю», — после чего нашел для меня «крышу» в ЦК и договорился, что КГБ не будет меня допрашивать. До этого у меня дома бывали обыски. Я когда-то участвовал в молодежных демонстрациях, и у меня искали какой-то материал. В итоге мне было запрещено показывать и отправлять свои работы заграничным фотографам и  редакторам, и я до 1988 года выполнял это требование. Я просто снимал и никому не показывал фотографии, но главное — я мог снимать. 

— Во время обыска у Вас не изымали негативы? 

— Нет, у меня забирали музыкальные записи, какие-то другие вещи. Фотографии сначала тоже забирали, потом перестали. Они искали возможные контакты с заграницей. 

— В результате всех эти действий не возникало желания уйти в политическую фотографию? 

— Серия «Сельские праздники» и есть мое политическое отношение, потому что я снимал запрещенные вещи. Многие священники тогда работали в КГБ, но я ни с кем не завязывал контактов. В этом смысле я был абсолютным одиночкой. Серию про дом престарелых тоже не показывали в советское время. Я снимал ее года три-четыре и даже коллегам не рассказывал об этой работе. Серия получила гран-при в Таллинне в 1987 году на выставке «Янтарный край». Двумя годами ранее гран-при получил Шонта за серию о детях с психическими отклонениями. Но Суткусу позвонили из Москвы, и гран-при у Шонты отняли. Время тогда еще не пришло.

Если говорить о цензуре в целом, то самое страшное — это самоцензура, а идеологическую цензуру всегда можно обойти. Шонта, я, Мацияускас и Ракаускас каждую неделю ездили в Вильнюс на художественный совет, который руководил всем художественным движением Литвы. Мы выбирали фотографии, организовывали выставки, коллекции, но старались никогда не воевать с цензурой, не дразнили их. Конечно, какие-то небольшие провокации вроде актов периодически случались, как например, фотографии Шонты. 

— Есть мнение, что фотография достойна быть увиденной, если фотограф чем-то рисковал, когда делал ее. Вы с этим согласны? 

— Думаю, здесь должно совпасть много вещей. Прежде всего, любая созданная фотография имеет определенную визуальную энергию. Место съемки тоже несет свою энергию. Вся эта энергия должна созреть в авторе, чтобы его фотография вспыхнула. Это и совпадение света, и хорошей ситуации, и твоего физического и морального состояния. У нас говорят: если ты идешь в гору, иди, сколько есть сил. Если ты делаешь серию, делай ее до конца, сколько можешь. Потому что сойти с горы ты всегда успеешь, спускаться всегда легче. Фотография, как и все другие виды искусства, требует огромной самоотдачи. Нужно вложить себя, от многого отказаться и работать так, чтобы что-то сделать. Надо точно знать, чего ты хочешь, и очень много работать. 

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Старые города»

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Старые города»

— Хорошая фотография — это результат подготовки или дело случая? 

­— И то, и другое. Подготовка случая. Это совпадение многих вещей. Фотография похожа на охоту или рыбалку. Ты должен немного организовать все, подумать, как все будет происходить. Чем отличается профессионал от любителя? Любитель снимает тогда, когда что-то увидит, а профессионал — когда находит то, что ищет. 

— В процессе поиска Вам интереснее создавать постановочный мир или фиксировать жизнь как она есть? 

— Снимать натюрморты я совсем не умею. Я не знаю, как расположить вещи, у меня совершенно нет фантазии для этого. Я зову дизайнера, который все складывает, а потом только выставляю свет и снимаю. Я люблю массовые события, когда много людей, что-то происходит, есть движение. Так я снимал баскетбол: динамика, спорт, эмоции, зрители. Потом началось литовское движение за независимость: массы демонстраций, поднятие флагов, «Балтийская дорога». Тогда я на три-четыре года все отложил и снимал только политические события. Снимал, как уходили русские войска, как литовская и русская армия строились, передавали флаг. 

— Так какой же жанр фотографии Вам ближе всего? 

— Есть фотографы, которые всю жизнь снимают одинаково. Можно взять фотографию такого автора двадцатилетней давности, поменять даты и никто не увидит подмены. Я не могу войти в одну реку, ограничиться одним жанром. У меня есть и акт, и пейзаж, и репортаж, и реклама. Мне всегда интересно испытать себя как профессионала, попробовать себя в разных жанрах. Снять тот же бокал пива очень трудно. Не спешите говорить: я все знаю, все умею. Это тоже профессионализм. Творчество — это подготовка: и с технической, и с психологической точки зрения. 

— У Вас был свой учитель, Вы прошли определенный путь, учите других. Прослеживаете ли Вы за это время эволюцию в фотографии? 

— Фотография очень сильно изменилась. Если в 70-х годах среди моих друзей — скульпторов, художников — никто не считал ее искусством, то сейчас выпускники художественных училищ могут не уметь рисовать, но зато каждый может фотографировать. Фотография вошла в культурную среду, и сейчас в Литве диплом бакалавра фотографии можно получить в шести учебных заведениях. 

— Если сравнить 70-80-ые годы и сегодняшний день, Вы стали снимать меньше? 

— Да, конечно. В то время, когда я начал фотографировать, в Литве создавались почти самые лучшие фотографии. Суткус делал прекрасные портреты, Мацияускас снимал свою лучшую тему — базар, Дихавичюс фотографировал акты, Ракаускас начал работать над темой «Цветение». Мы все серьезно работали, выставлялись, каждый год показывали новые фотографии. Потом начался период так называемой свободы. Фотографы бросились снимать акт, но оказалось, что это самый трудный жанр. Многие из тех, кто пробовал в нем работать, поняли, что не могут сделать ничего стоящего. Социально тоже стало можно показывать все. В советское время была официальная идеология, и, хотя мы не воевали с ней, мы находились в оппозиции и благодаря этому всегда имели свою цель. А теперь стало можно снимать и показывать все, что угодно. Вот и возникает вопрос: а зачем тогда снимать? 

— В этой ситуации оказывается пресыщенным и зритель. Вы ощущаете это? 

— Да. Параллельно с нами появилось поколение людей с иным отношением к искусству. Они делают совершенно другую фотографию, в которой нет репортажа, нет эмоций. Я люблю фотографию, которая касается жизненных проблем — радости, ненависти, человека. А их фотография безжизненна, безнадежна, но они популярны, о них много пишут, их работы обосновывают теоретически. О нашей фотографии очень трудно писать, ее трудно анализировать. Что о ней можно сказать? Что она хорошая, и все. Знаете, фотография сродни музыке. Есть музыка эстрадная, есть джаз, есть классическая. Наша фотография — это классическая музыка, и, чтобы понять, прочитать ее, нужно быть подготовленным. Поэтому мы оказались несколько в стороне. Но теперь пришло время, когда мы можем писать проекты и получать гранты на издание книг. Например, в этом году я получил стипендию на серию о слепых детях, а Суткус, Мацияускус — на восстановление своего архива. 

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Сельские праздники»

© Ромуальдас Пожерскис / Romualdas Pozherskis. Из серии «Сельские праздники»

— Как складываются Ваши отношения с цифровой фотографией? 

— Сейчас я много снимаю на «цифру», прежде всего, все рекламные съемки. Это удобно, быстро, но «цифра» плоха тем, что в ней нет «последнего кадра». Ты всегда можешь что-то удалить и снова снять, и у тебя уже нет той концентрации, которая необходима, когда ты знаешь, что у тебя остался последний кадр и надо сделать хорошую фотографию.

Есть и другая проблема. Когда начинаешь манипулировать с фотографией в Photoshop, она становится более эффектной, но в конечном итоге, чем ближе изображение к реальности, тем сильнее оно действует на человека. Чем больше фотография отличается от живописи, от графики, тем более серьезным искусством она становится. Когда реальность видоизменяется, визуальный эффект оказывается сильнее, а психологический слабее. 

— Что бы Вы пожелали молодым фотографам? 

— Искусство как таковое — это три вопроса. На первый ответить труднее всего: «Зачем ты фотографируешь? Зачем тебе это надо?» Второй: «Что ты фотографируешь?» Почему именно этот объект, а не другой? Ты должен найти свою тему, свой сюжет. А третий вопрос возникает, когда ты уже нашел свою тему: «Как фотографировать?» Другими словами, должно найти форму, чтобы люди смогли увидеть, прочитать твои фотографии. Без формы самая интересная идея останется незаметной и невостребованной. Так что самое главное — ответить себе на три вопроса: «почему?», «что?» и «как?»

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_01.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_02.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_03.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_04.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_05.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_06.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_07.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_08.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_09.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_10.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_11.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_12.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_13.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_14.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_15.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_16.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_17.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_18.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_19.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_20.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_21.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_22.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_23.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_24.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_25.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_26.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_27.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_28.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_29.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_30.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_31.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_32.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_33.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_34.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_35.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_36.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_37.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_38.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_39.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_40.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_41.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_42.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_43.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_44.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_45.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_46.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_47.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_48.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_49.jpg

http://spbphotographer.ru/wp-content/gallery/pozherskis/pozherskis_50.jpg

 

 

С Ромуальдасом Пожерскисом беседовала Ирина Билик,
© «Петербургский фотограф», 2013

 


7 лекций фотографов агенства Магнум | fototips.ru

April 29, 2016  •  Leave a Comment

7 лекций от фотографов агентства Magnum

 
http://fototips.ru/praktika/7-lekcij-ot-fotografov-agentstva-magnum/

Схождение Благодатного огня l Критика чуда

April 27, 2016  •  Leave a Comment

 

 

Взято: http://afaq.narod.ru/1.html

Часть 1 – Источник Благодатного огня
Православные критики чудесного появления огня

Иерусалим, суббота в канун православной пасхи. В Храме Гроба Господня проводится церемония - Литания Святого Огня. Храм наполнен паломниками, посреди Храма построена часовня (Кувуклий), в которую заходят два священника (греческий патриарх и армянский архимандрит). Через некоторое время они выходят из Кувуклия с огнём, который передаётся верующим (см. раздел фото и видео). В православной среде распространена вера в чудесное появление огня и приписываются ему различные удивительные свойства. Однако, еще в начале прошлого века, даже среди православных появляются сомнения в чудесной природе возникновения огня и наличия у него каких-то особых свойств. Эти сомнения были настолько распространены в обществе, что позволило ведущему востоковеду прошлого века, ИЮ Крачковскому в 1915 году заключить: «У лучших представителей богословской мысли и на востоке заметно то толкование чуда, которое позволяет проф. А. Олесницкому и А. Дмитриевскому говорить о "торжестве освящения огня при Гробе Господне"» (1). Основатель русской духовной миссии в Иерусалиме, епископ Порфирий Успенский, резюмируя последствия скандала с Благодатным огнём, повлекшего признание митрополита в подлоге, оставил в 1848 году следующую запись: «Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня» (2). Ученик упомянутого Крачковским профессора Дмитриевского - заслуженный профессор Ленинградской Духовной Академии Николай Дмитриевич Успенский в 1949 году выступил с актовой речью на ежегодном докладе Совета Ленинградской Духовной Академии, в которой подробно описал историю Благодатного огня, и на основе изложенного материала сделал следующий вывод:  «Очевидно, когда-то, не дав своевременно энергичного разъяснения своей пастве о истинном смысле обряда св. огня в дальнейшем они оказались не в силах поднять этот голос перед все возраставшим в силу объективных условий фанатизмом темных масс. Если это не было сделано своевременно, то позднее стало невозможным делом, без риска за личное благополучие и, пожалуй, целость самих святынь. Им осталось – совершать обряд и молчать, утешая себя тем, что Бог «как ведает и может, так и вразумит и успокоит народы» (3). Достаточно много сомневающихся в чудесной природе благодатного огня и среди современных православных верующих. Здесь можно упомянуть протодиакона А. Кураева, который поделился впечатлениями о встречи российской делегации с: греческим патриархом Феофиломследующими словами: «Не менее откровенным был и его ответ о благодатном огне: «Это церемония, которая является representation, как и все другие церемонии Страстной седмицы. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру». Ни слова «чудо», ни слова «схождение», ни слов «благодатный огонь» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог"» (4), другим примером является интервью о Благодатном Огне  Архимандрита Исидора, начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, где он в частности напомнил слова местоблюститель Патриаршего престола Иерусалимской Церкви митрополита Петрского Корнилия: «…Это естественный свет, который зажигают от Неугасимой Лампады, хранящейся в ризнице храма Воскресения» (5). Ныне опальный  РПЦ, диакон Александр Мусин (доктор исторических наук, кандидат богословия) в соавторстве с историком церкви Сергеем Бычковым (доктор исторических наук) издали книгу: "БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?", где они в частности пишут: «Дабы приподнять завесу над этим многовековым, но отнюдь не благочестивым мифом, мы решили издать небольшой труд известного петербургского профессора Николая Дмитриевича Успенского (1900-1987), посвященный истории обряда святого огня Великой субботы, а также забытую статью всемирно известного востоковеда академика Игнатия Юлиановича Крачковского (1883-1951) «Благодатный огонь» по рассказу Аль-Бируни и других мусульманских писателей Х-ХШ вв.».
 Разоблачению мифа о чудесном появлении благодатного огня посвящена серия работ протопресвитера Константинопольского патриархата Георгия Цецис, он пишет: «Молитва, которую возносит патриарх перед зажжением в святой Кувуклии, совершенно ясна и не допускает никаких неправильных толкований. Патриарх не молится о совершении чуда. Он лишь "воспоминает" о жертве и трехдневном воскресении Христа и, обращаясь к Нему, говорит: "Благоговейно приняв сей возжигаемый (*******) на светоносном Гробе Твоем огонь, раздаем верующим в свет истинный, и молимся Тебе, дабы Ты явил его даром освящения".Происходит следующее: патриарх зажигает свою свечу от негасимой лампады, которая находится на Святом Гробе. Точно так же, как и всякий патриарх и всякий клирик в день светлой Пасхи, когда получает свет Христов из негасимой лампады, которая находится на святом престоле, символизирующем Гроб Господень» (6).
 Не отстаёт и молодое поколение богословов, в  2008 году была защищена дипломная работа по Литургике на тему «Чинопоследование схождения благодатного огня в Иерусалиме», выполненная студентом 5 курса Института теологии БГУ Звездиным П., в которой он также развеивает миф чудесного появления огня (7). 
Однако, стоит лишь принять правоту упомянутых здесь, заслуживших почёт и уважение своим служением, православных деятелей, как придётся признать, что многие греческие патриархи и не менее знатные православные священнослужители лицемерно обманывали верующих, рассказывая о чудесном появлении огня и его необычных свойствах. Наверное, поэтому в апологических статьях, написанных известными российскими богословами, так часто вроде бы заслуженные православные деятели поливаются грязью, им приписывая еретические воззрения, тягу к коллекционированию небылиц в угоду своему предвзятому мнению и отсутствии научного подхода в своих критических работах в отношении Благодатного огня (8 а,б9).

Какие же аргументы приводят критики чудесной природы появления Благодатного огня?
Практически всех скептиков смущает чёткая определённость времени получения огня и возможность изменять это время  по приказу местных властей.
Из-за постоянных распрей между  христианскими конфессиями, в 1852 году, стараниями властей, появился  документ, так называемый СТАТУС-КВО, где досконально записана последовательность действий всех обрядов для всех конфессий в городе.  По минутам расписана и служба  благодатного огня, в частности, для обретения огня, вошедшим внутрь Кувуклия священникам, отводится время с 12.55 до 13.10 (10). И вот уже 8 лет прямых трансляций это время безукоризненно соблюдается. Только в 2002 году, из-за  драки патриарха и архимандрита внутри Кувуклия, огонь начали  раздавать значительно позже определённого времени (11). Т.е. задержка была  по вине священников, а не из-за отсутствия огня. Эта драка имела серьёзные последствия, уже несколько лет внутрь Кувуклия вместе с армянским архимандритом и греческим патриархом, первым, входит израильский полицейский, зорко следящий за тем, чтобы высокопоставленные духовные лица вновь не подрались в этом святом и почитаемом ими месте (12). Скептицизма предаёт и ещё один факт связанный с временем появления огня, о который повествует проф. АА Дмитриевский, ссылаясь на проф. АА Олесницкого, в 1909 году он пишет: «Некогда праздник огня при Гробе Господнем соединялся непосредственно с пасхальною заутренею, но вследствие некоторых беспорядков, случавшихся при этом торжестве, по требованию местной власти он был перенесён к предшествующему дню» (13). Оказывается, время появления божественного чуда  ещё и может определяться распоряжениями исламской администрации. 
В принципе, Бог способен выполнить любой приказ любой администрации, так как Он всесильный и может делать, что угодно, и как угодно свои чудеса планировать. Однако, столь чётко определённое по времени чудо является единственным примером. Скажем в евангельском примере с купальней, на который ссылаются апологеты чуда (Ин. 5: 2–4) исцеления происходят не в строго определённое время, а как пишет евангелист: « <…> ибо ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал  <…> ». Также другие ежегодные православные чудеса, например, схождение Благодатного облака на горе Фавор в день преображения Господня или появление ядовитых змей в храме Успения Пресвятой Богородицы (на Острове Кефалония) в день Успения Пресвятой Богородицы, также не имею строго определённого временного промежутка. Кстати, схождения облака на горе Фавор и появление ядовитых змей происходит на виду у людей, в то время как огонь возникает в закрытом от паломников Кувуклие. Такая доступность очень способствует выяснению истинной природы этих явлений, например, оказывается, что змей приносят сами священнослужители и они совершенно не ядовиты (14). В отношении горы Фавор, тоже всё относительно просто. В это время года  практически ежедневно на  горе  образуются туманы, и паломники лишь становятся свидетелями зарождения такого тумана (15). Зрелище действительно красивое, а обладая повышенной религиозностью, увиденному, легко приписать чудесные свойства.

Версия скептиков о появлении огня
С точки зрения скептиков, греческий патриарх  и армянский архимандрит возжигают свои свечи от неугасимой лампады, которую вносит хранитель гроба незадолго до входа патриарха. Возможно, лампада ставится не на гроб, а в нишу за иконой из которой патриарх её  достаёт, возможно, внутри происходят ещё какие-то дополнительные манипуляции. К сожалению, этого увидеть нам не дают.
Вспомним последовательность действий во время церемонии (16, ссылка на видео).

1. Осматривают Кувуклию (два священника и представитель власти).
2. Запечатывают входные двери Кувуклия большой восковой печатью.
3.Появляется хранитель гроба, который вносит внутрь Гроба большую, накрытую колпаком лампаду. Перед ним снимают печать, он входит внутрь Квуклия, а через несколько минут выходит.
4. Появляется торжественная процессия во главе с греческим патриархом, она обходит троекратно вокруг Кувуклия. С патриарха снимают одежды патриаршего достоинства и он вместе с армянским архимандритом (и израильским полицейским) входит внутрь Кувуклия. 
5. Через 5-10 минут греческий патриарх и армянский архимандрит выходят с огнём (до этого успев раздать огонь через окошки Кувуклия).

Естественно, что человек с  накрытой колпаком лампадой, заинтересует скептиков. Кстати, в колпаке лампады есть отверстия для воздуха, так что в ней может гореть  огонь. К сожалению,  апологеты чуда практически никак не разъясняют внесение данной лампады внутрь Кувуклия. Они обращают внимание на осмотр Кувуклия представителями власти и священниками перед опечатыванием. Действительно, после осмотра  огня внутри не должно быть. Затем апологеты чуда обращают внимание на обыск греческого патриарха, перед его входом внутрь Кувуклия. Правда на видео ясно видно, что одежды с  него снимают исключительно греческие священники и при этом своего патриарха  не обыскивают, но это не важно, в связи с тем, что ранее туда  проник другой представитель греческой ПЦ, чтобы поставить лампаду  на плиту Гроба и его никто не осматривает.

Что же это за лампада такая? И какие разоблачения с ней связаны?
Храм был построен в 335 году  и у нас есть подробное описание служб, которые проводились в  храме в 4 веке, оставлено паломницей Сильвией Аквитанской. Она о службе великой субботы пишет следующее: «На другой день в субботу правится по обычаю на третьем часе; также и на шестом; на девятом же в субботу не правится, но приготовляется пасхальное бдение в большой церкви, т.е. в мартириуме. Пасхальное же бдение совершается так же, как у нас, только здесь прибавляется еще следующее: дети, воспринявшие крещение, одетые так, как они вышли из купели, ведутся вместе с епископом прежде всего в Воскресение. Епископ идет за преграду Воскресения, поется одна песнь, затем епископ произносит молитву за них и потом идет с ними в большую церковь, где по обычаю бодрствует весь народ. Там совершается то, что обыкновенно бывает и у нас, и по совершении литургии бывает отпуст» (317). Во времена Сильвии, как видно, еще не знают того обряда св. огня, который существует в настоящее время. Однако у  Сильвии описан другой, очень интересный  обряд, который проходил в  храме в вечернею: ««В десятый час, что зовется licinicon (чит. «λυχνικ?ν»), а мы называем вечерня (lucernare), подобным же образом все собираются в Воскресение, зажигаются все лампады и свечи (candelae et cerei), и делается большой (infinitum) свет. А огонь не приносится извне, но дается из внутренности пещеры, т.е. из-за решетки, где день и ночь горит светильник.» (18,19). Люди собираются в  храме для того чтобы возжечь свои свечи и лампады от одной, день и ночь горящей внутри гроба лампады. Очень похоже на обряд благодатного огня, происходящий в Великую Субботу. Определённый интерес представляет 
Тем не менее, в 9 веке появляются первые свидетельства, указывающие на чудесное появление огня внутри Кувуклия. Самым ранним, из них, считается свидетельство латинского монаха Бернарда, (865 г.). Европеец сам не был очевидцем происходящего. Он пишет: «Говорится, рассказывается» (dicendum est). Он говорит о литании с пением «Господи, помилуй» «до тех пор, пока, с пришествием ангела, возжигается свет в лампадах, висящих над прежде упомянутым гробом» (veniente angelo, lumen in lampadibus accendatur) (29).
Однако с 9 по 13 век, существовала серьёзная разница между современным и древним обрядом играющая важную роль в понимании источника появления огня внутри Кувуклия. Если в наше время священники вынуждены входить внутрь Кувуклия, для обретения  огня, то с 9 по 13 век огонь возгорался в закрытом, пустом Кувуклие, и о его появлении судили, заглядывая через отверстия во вратах Кувуклия (120). Как только священники стали входить внутрь Кувуклия, практически сразу выяснилось, что огонь они возжигают от лампады, спрятанной в нише, запись об этом оставил исламский исследователь Ибн-ал-Джаузи (ум. 1256): «Я жил в Иерусалиме десять лет и ходил в храм Воскресения на их пасху и в другие дни. Я исследовал, как зажигается лампада в воскресение  - праздник света. (...) Когда же солнце заходит и делается темно, один из священников пользуется невнимательностью, открывает нишу в углу часовни, где его никто не видит, зажигает свою свечу от одной из лампад  и восклицает: "Сошел свет и смилостивился Христос"... » (1).
В 1834 году драка в храме переросла в жестокое побоище, в которое  пришлось вмешиваться турецкой армии. Погибло около 300 паломников. Английский путешественник оставил воспоминания о разговоре с местным начальником Ибрагим Пашой, где описана решимость правителя публично обличить этот обман, но и его боязнь по поводу того, что данное действие может быть воспринято как притеснение  христиан на святой земле (21 а,б).
О действиях предпринятых Ибрагимом Пашой по прошествие15 лет мы  узнаём из дневников видного учёного и деятеля православной церкви, основателя Русской Православной миссии в Иерусалиме, епископа Порфирия (Успенского). Порфирий вёл дневник, куда заносил свои впечатления от событий исторического масштаба, размышления на отвлечённые темы, описания памятников и разные мелочи. Изданы они были в 8 томах Императорской академией наук на иждивение Императорского Православного Палестинского Общества под редакцией П. А. Сырку после смерти Успенского, третий том вышел в свет в 1896 году. Вот точная цитата:
«В тот год, когда знаменитый господин Сирии и Палестины Ибрагим, паша египетский, находился в Иерусалиме, оказалось, что огонь, получаемый с Гроба Господня в великую субботу есть огонь не благодатный, а зажигаемый, как зажигается огонь всякий. Этому паше вздумалось удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Что же он сделал? Объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, и присовокупил, что в случае правды будут даны им 5000 пунгов (2500000 пиастров), а в случае лжи, пусть они отдадут ему все деньги, собранные с обманываемых поклонников, и что он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге. Наместники петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий (нынешний вифлеемский) сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что для его светлости нет никакой пользы открывать тайны христианского богослужения и что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн. Ибрагим паша, выслушав это, махнул рукою и замолчал. Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня. Рассказавши всё это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение (нашей) благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба. Мы, – продолжал он, – уведомили патриарха Афанасия, жившего тогда в Царьграде, о домогательстве Ибрагима паши, но в своём послании к нему написали вместо “святый свет”, – “освящённый огонь”. Удивлённый этой переменою, блаженнейший старец спросил нас: “почему вы иначе стали называть святый огонь?”. Мы открыли ему сущую правду, но прибавили, что огонь, зажигаемый на Гробе Господнем от скрытой лампады всё-таки есть огонь священный, получаемый с места священного» (2).
В этой записи важно обратить внимание на следующие моменты:
1. Признание было сделано в тесном кругу высших иерархов православной церкви.
2. Рассказал Успенскому о беседе непосредственный её участник, очевидец признания в подлоге митрополита.
3. Ибрагиму пригрозили обострением отношений с Россией. Замечу, Крымская война показала, как опасно властям вмешиваться в религиозную жизнь Православной церкви на Святой земле.
4. «Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня». А значит, результатом признания стала потеря веры в чудо святогробского духовенства. Перемене отношений  уже  был свидетель сам епископ Порфирий.
Таким образом, через 600 лет ничего не изменилось. Всё та же  лампада  за иконой.
Апологеты чуда  замечают: «То, что рассказанные епископом Порфирием истории являются ложными сплетнями, следует из того факта, что уже в близкое к нам время кувуклия Святого Гроба ремонтировалась и никаких тайников за «отодвигающимися иконами» там обнаружено не было» (8). Откуда апологеты взяли данный «факт» не понятно. Ниша (тайник) за иконой действительно существует, и её не скрывает (см. фотографии). 
В дневниках Порфирия Успенского есть и другая  запись, подтверждающая версию возжжения огня  от уже горящей лампады: «Иеродиакон, забравшись в часовню Гроба в то время, когда по общему верованию, сходит благодатный огонь, видел с ужасом, что огонь зажигается просто из лампады, которая никогда не угасает, и так благодатный огонь не есть чудо. Об этом сам он говорил мне сегодня» (22).
Архимандрит Исидор, начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в частности говорит: «Могу лишь поделиться известным мне мнением одного иерарха Иерусалимской Церкви. В 2001 году Местоблюститель Патриаршего престола Иерусалимской Церкви митрополит Петрский Корнилий в интервью программе “GКРIZES ZONES” на греческом телеканале «MEGA» напомнил о том, что «всякое творение Божие хорошо, потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1Тим. 4, 4-5). По его словам, в случае с Благодатным Огнем, или как его называют по-гречески – Святым Светом, «речь идет о естественном, природном свете, но молитвы, которые читают Патриарх или иной, замещающий его архиерей, освящают этот естественный свет, и вследствие этого он имеет благодать Святого Света. Это естественный свет, который зажигают от Неугасимой Лампады, хранящейся в ризнице храма Воскресения. Но молитвы имеют силу освящать естественный свет, и он становится и сверхъестественным светом. Чудо – в эпиклезе, в молитве архиерея; ею освящается этот свет» (5).
Дополнительным аргументом в пользу возжжения огня от горящей уже  лампады является текст молитвы патриарха, который он читает внутри Кувуклия. Этот текст разбирается в статье "Миф и реальность Благодатного огня" протопресвитера я Константинопольского патриархата  Цециса (Константинопольский патриархат): 
«..Молитва, которую возносит патриарх перед зажжением в святой Кувуклии, совершенно ясна и не допускает никаких неправильных толкований. Патриарх не молится о совершении чуда.
Он лишь "воспоминает" о жертве и трехдневном воскресении Христа и, обращаясь к Нему, говорит: "Благоговейно приняв сей возжигаемый (*******) на светоносном Гробе Твоем огонь, раздаем верующим в свет истинный, и молимся Тебе, дабы Ты явил его даром освящения".
Происходит следующее: патриарх зажигает свою свечу от негасимой лампады, которая находится на Святом Гробе. Точно так же, как и всякий патриарх и всякий клирик в день светлой Пасхи, когда получает свет Христов из негасимой лампады, которая находится на святом престоле, символизирующем Гроб Господень» (6). В новой статье Георгий Цецис повторяет эти аргументы и приводит данные по источнику первой публикации текста молитвы патриарха в Кувуклии (23).

Интересны слова патриарха Феофила о Благодатном огне:
«Патриарх Иерусалимский Феофил: Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской Церкви. Эта церемония Благодатного Огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония Благодатного Огня – это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) – как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.
Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять Огонь от патриарха.
Теперь, вторая часть вашего вопроса это собственно о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает Святое Причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии Святого Огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии -- священники или миряне, или мирянки – у каждого свой непередаваемый опыт».

Подобный ответ настолько не понравился апологетом чуда, что появилось даже, на мой взгляд, подложное интервью с патриархом Феофилом (подробнее здесь).

Наиболее важные  свидетельства чудесного появления огня.
Вновь хочу обратить внимание, что доверившись православным скептикам, мы тем самым признаем обман со стороны греческих патриархов  и ряда видных российских православных деятелей. Приведу  эти свидетельства.
- Инока Парфения, записал рассказы  беседовавших с митрополитом Заиорданским (1841-1846 либо 1870-1871), в которой  он рассказывает о самовозгорании лампады: "Иногда я взойду, а она уже и горит; тогда и я скоро вынесу, а иногда взойду, а лампада еще не горит; тогда я паду на землю от страха и со слезами начинаю просить милости от Бога. Когда встану, лампада уже горит, и я зажигаю два пука свечей, выношу и подаю" (24).
- Наместник Петр Мелетий, чьи слова нам передаёт паломница Варвара Брюн де-Сент Ипполит, путешествующая около 1859 году, которая оставила следующую запись: "Ныне благодать уже сошла на Гроб Спасителя, когда я взошел в Кувуклию: видно, вы все усердно молились, и Бог услышал ваши молитвы. Бывало долго молюсь со слезами, и огонь Божий не сходил с небес до двух часов, а на этот раз я уже увидел его, лишь только заперли за мною дверь" (24).
- Иеромонах Мелетий  приводит слова принимавшего огонь архиепископа Мисаила: «Вшедшу мне сказывал он, внутрь ко cв. Гробу, видим бе на всей крыше Гробной блистающ свет, подобно разсыпанному мелкому бисеру, в виде белаго, голубаго, алаго и других цветов, который потом совокупляяся краснел, и претворялся в течение времени в вещество огня; но Огнь сей, в течение времени, как только можно прочесть не спеша четыредесять крат "Господи помилуй!" не жжет и от сего то огня уготованныя кандила и свещи»(24).
- Патриарх Диодор в 1998 г говори: «Я пробираюсь сквозь темноту во внутреннее помещение, и падаю там на колени. Здесь я возношу особые молитвы, что дошли до нас через столетия и, прочитав их, жду. Иногда я жду несколько минут, но обычно чудо происходит сразу же, как только я прочитаю молитвы. Из среды самого камня, на котором Иисус лежал, изливается неописуемый свет. Он обычно голубого оттенка, но цвет может изменяться и приобретать много разных оттенков. Его невозможно описать человеческими словами. Свет поднимается из камня, подобно тому, как туман поднимается из озера — выглядит почти так, как будто камень покрыт влажным облаком, но это свет. Этот свет каждый год ведет себя по-разному. Иногда он покрывает только камень, а иногда заполняет всю Кувуклию, так что если бы люди, стоящие снаружи, заглянули внутрь, то увидели бы ее наполненной светом. Свет не обжигает — я ни разу не обжег бороду за все шестнадцать лет, что я был Патриархом Иерусалимским и принимал Благодатный Огонь. Свет другой консистенции, чем обычный огонь, горящий в масляной лампе.
— В определенный момент свет поднимается и приобретает форму колонны, в которой огонь уже другой природы, так что я уже могу зажечь от него свечи. Когда таким образом я зажигаю огнем свечи, я выхожу и передаю огонь вначале Армянскому Патриарху, а потом Коптскому. Затем я передаю огонь всем людям, присутствующим в храме» (25).
- Авраам Сергеевич Норов, бывший министр Народнаго Просвещения в России, известный русский писатель, путешествовавший в Палестину в 1835 году:
«В часовню Гроба Господня вошли за митрополитом, только один из греческих епископов, архиерей армянский (недавно получивший на это право), Русский консул из Яффы и мы трое путешественников. За нами затворились двери. Никогда неугасающия лампады над Гробом Господним, были уже потушены, одно слабое освещение проходило к нам из храма сквозь боковыя отверстия часовни. Эта минута торжественна: волнение в храме утихло; все исполнилось ожидания. Мы стояли в приделе Ангела, пред отваленным от вертепа камнем; один только митрополит вошел в вертеп Гроба Господня. 
Я уже сказал, что вход туда не имеет дверей. Я видел, как престарелый митрополит, склонясь пред низким входом. вошел в вертеп и повергся на колени пред Святым Гробом, пред Которым ничего не стояло и Который совершенно обнажен. 
Не прошло минуты, как мрак озарился светом, - и митрополит вышел к нам с пылающим пуком свечей» (24).
- Епископ Гавриил: «И когда в Великую Субботу Патриарх вышел с Благодатным огнем, мы не стали от него зажигать, а быстро, вместе с владыкой Антонием, нырнули в кувуклию Гроба Господня. Один грек забежал, владыка и я, и мы увидели в Гробе Господнем синего, небесного цвета огонь, мы брали его руками и умывались им. Какие-то доли секунды он не жег, но потом уже приобретал силу, и мы зажигали свечи» (24).

 Версия армянской стороны
Помимо греческого патриарха внутрь Кувуклия, для освещения огня, входит армянский архимандрит. Священник армянской церкви, игумен монастыря Св. Архангелов (ААЦ) иеромонахом Гевонд Оганесян, который 12 лет присутствовал на церемонии освящения огня, и лично знаком с священниками Армянской Апостольской церкви, входящими внутрь Кувуклия для освящения огня вместе с греческим патриархом пишет:
«К часу дня двери Гроба запечатывают воском. Где стоят 2 священнослужителя: армянин и грек. К двум часам, отрывают двери и греки вносят туда закрытую (зажжённую) Лампаду и кладут на Гроб. После чего начинается крестный ход греков вокруг Гроба, на 3 круг к ним присоединяется армянский архимандрит и вместе продвигаются к дверям. Первый заходит греческий патриарх, а за ним армянин. И оба входят в Гроб, где оба встав на колени вместе молятся. После первым свечи от зажжённой лампады зажигает грек, а потом армянин. Оба идут и подают свечи народу через отверстия, первым из гроба выходит грек, а за ним армянин, которого на руках несут в нашу игуменскую» (26).
Кроме того, он снял на видео, происходящие в Кувуклие, сразу после выноса от туда огня. Никакого особого, синего огня на плите гроба не зафиксировано. Только горящие лампады, вопреки рассказу Епископа Гавриила (27, ссылка на видео).  В Своём блоге священник Гевонд приводит сканы их журнала Патриархии "Сион" N-3 от 1874 года, где рассказывается, как во время церемонии благодатного огня греческий патриарх сжег себе бороду, которую смогли быстро потушить. Этот случай, как отмечается в журнале, есть последствия суеверных толкований об огне, которые греки распространяют в среде своей паствы, и если бы греки объясняли бы своим, как то делает армянский Патриарх, то таких случаев не было бы и соблазнов, которыми унижается христианская вера пред верующими других религий... (30). 
Есть одна  тонкость, которая свойственна отношению армянской церкви к Благодатному  огню. Согласно приданию : «Св. Григорий в Великую Субботу входит в Гроб Господень, где просит у Господа, чтобы сошел Свет во знамение Его Воскресения... Господь услышал его молитвы, и в его честь чудесным образом зажигаются все лампады и свечи. На это чудо Св. Григорий поет «Луйс Зварт» (Свет Тихий), которое и по сей день поется каждую Субботу в ААЦ... После он просит Господа, чтобы Он каждую Великую Субботу, во славу Своего Воскресения зажигал бы лампады невидимым светом. Знамение, которое имеет место и по сей день, и видно оно лишь оком веры! («Книга Вопрошений» Св. Татеваци 14-15в). Таким образом, по их верованию, первое видимое возжжение огня имело божественное происхождения, а в последующем, происходит невидимое обычному оку появление огня, видимый же огонь возжигается от неугасимой лампады. Так  эту позицию обозначает священник Гевонд: «Отмечу, что ААЦ помимо того, что не отрицает Чудесного схождения Огня, она еще и приводит свои свидетельства, но при этом Чудом не называет то, что не является «Чудом», т.е. когда именно и происходит Чудо, тогда и дерзновенно говорит о нем! Огонь возженный на Гробе Господнем для нас является Благодатным, ибо мы верим, что по молитве нашего Святого Григория Лусаворича Господь и по сей день каждую Великую Субботу, во славу Своего Воскресения зажигает лампады Невидимым Светом и поэтому мы не называем - Благодатный Огонь, а ЛУЙС – СВЕТ!» (31). 
Эта тонкость вносит путаницу и непонимание того, что говорят некоторые представители армянской церкви, например, священник Эммануил в интервью для фильма «Тайны огня»: "Это как раз то чудо, когда Иисус, наш Господь воскресает, и Свет бьет прямо... Можно сказать он... бил из Тела Самого Господа... из Тела Самого Господа. Т.е. он не спускается сверху вниз, как это многие объясняют. Это не правильно. Именно бьет из Гроба". Я дмуаю. Отношение армянской стороны к  рукотворному возжжению огня можно понять из следующего примера. Во время драки 2002 года в Кувуклие,  греческому патриарху удалось потушить свечи армянского архимандрита. Тот не долго думая  зажёг их зажигалкой, о чём он поведал в интервью:  «In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter," he later admitted» (33).

Самовозгорание свеч у паломников.
Ежегодно появляется  множество свидетельств  о самовозгорании свеч в руках паломников. Таким образом,  у нас, казалось бы, есть уникальная возможность показать, что огонь появляется  не только внутри Кувуклия, но и в храме, на виду у множества видеокамер. Я внимательно просмотрел видео прямые трансляции обеспечиваемых компанией НТВ в течении 8 лет, просмотрел несколько православных фильмов о данной церемонии, видел прямые трансляции сделанные другими телекомпаниями и сотни видеороликов  разного качества, но ни в одном из них, я  не обнаружил момента, когда бы свечи в руках паломников загорались сами. Везде свечи возгорались от огня  других свеч. Мои просьбы к верующим предоставить видео с самовозгоранием также  не увенчались успехом.  Остаётся констатировать, что рассказы верующих не подтверждаются видеоматериалами и согласиться с мнением гида, которая водила паломнические группы на церемонию: "В моих группах некоторые стоящие рядом со мной тоже при приезде домой рассказывали, что у них свечи сами загорались! Если бы я рядом с ними не стояла, может и поверила бы!"» (28).

Научное доказательство чудесного появления огня
На секции "Христианство и наука" XVII Рождественских образовательных чтений во вторник в Москве были впервые озвучены результаты научного эксперимента, проведенного российскими учеными в Великую Субботу 2008 года в храме Гроба Господня в Иерусалиме.
Заведующий сектором Института атомной энергии им. Курчатова, кандидат физико-математических наук Андрей Волков рассказал о собственной попытке измерить низкочастотные длинноволновые радиосигналы в иерусалимском храме во время ежегодного схождения благодатного огня.
При помощи специально разработанной аппаратуры ученый на протяжении почти 6,5 часов ожидания огня совершал в храме измерения, а на протяжении последующих месяцев занимался их расшифровкой.
А.Волков считает "абсолютным чудом" разницу показателей, полученных им в сам день схождения огня и днем ранее. Кроме того, по его словам, "анализ трещин на столбе непосредственно перед входом в храм действительно приводит к мысли, что они могли появиться только в результате электрического разряда".
Об этом же, по словам А.Волкова, говорит и его коллега - ведущий мировой специалист по механике разрушений Евгений Морозов.
Считая, что "со строго научной точки зрения единственное произведенное измерение еще ни о чем достоверном не говорит", А.Волков в то же время заявил, что несет полную ответственность за полученные результаты и готов их представить.
"Но если вы меня как ученого спросите - было или нет (чудо - "ИФ"), я скажу: не знаю", - добавил он. 
В свою очередь заместитель председателя комиссии при Московском патриархате по изучению чудесных явлений, преподаватель Российского православного университета им. Иоанна Богослова Александр Московский заявил, что А.Волков "совершил научный подвиг, проведя первое в истории серьезное, достоверное и ответственное научное измерение благодатного огня" (32).

Несколько замечаний со своей стороны.

Результат научной работы должен быть представлен в форме научной статьи и пройти рецензирование соответствующих специалистов. Ничего подобного А. Волков не сделал и поэтому трудно оценить научную составляющую его изысканий и считать его работу о природе Благодатного огня научной. 
В газете Комсомольская Правда изложены следующие подробности проведённого исследования: «Вот что он рассказал: «За несколько минут до выноса Благодатного огня из Кувуклии* прибор, фиксирующий спектр электромагнитного излучения, засек в храме странный длинноволновой импульс, который более не проявлялся. Я не хочу ничего ни опровергать, ни доказывать, но таков научный результат эксперимента (…) «Ловить» загадочный всплеск пришлось шесть часов. Уже давно Иерусалимский патриарх скрылся в Кувуклии, церемония началась... Есть! Зафиксировано изменение спектра излучения из-за непонятного импульса. Произошло оно в период с 15 часов 4 минут до 15 часов 6 минут - точное время не назову из-за технологических особенностей работы прибора. Один всплеск - и больше ничего похожего. А вскоре появился и патриарх Иерусалимский с горящей свечой...» (34). Зная последовательноть действий во время церемонии. можно найти вполне естественное объяснение такому результату. В храме находится большой количество фото и видеокамер. Они включаются как только появляется огонь. Но в начале огонь раздают прежде всего из окошек Кувуклия, а уже через несколько минут из врат Кувуклия выходят греческий патриарх с зажжёнными свечами. Другими словами, электромагнитный всплеск, наблюдаемый за несколько минут до выхода патриарха мог быть обусловлен началой раздачи огня из окошек Кувуклия. 
Некоторые сомнения вызывает научная деятельность Андрея Александровича Волкова. Каких-либо научных статей им написанных найти не удаётся. Вы сами можете зайти в научную электронную библиотеку и провести поиск по авторам с фамилией Волков -http://elibrary.ru/authors.asp . Хотя, я ученый неизвестный, но поиск выдаёт пять ссылок на мои статьи. А нет ли в деятельности Андрея Волкова признаков лженауки? В досье КП написано, что он является руководителем ООО «Нано-Асептика», насколько я понял и его сайта (когда сайт ещё работал), нано-асептика заклчается в том, что перевязочный материал покрывают наночастицами и тем самым он приобретает особые лечебные свойства. Однако, хотя на сайте (в настоящий момент сайт не функционирует) цитируются мнение неких экспертов о пользе применения перевязочного материала, но нет никаких выходных данных на эти документы, нет и ссылок на научные статьи, в которых бы была подтверждена эффективность данного подхода.

Таким образом, работа Андрея Волкова, на данный момент, не соответствует критериям определяющим научность исследования и онаруженный в ней эффект может иметь вполне естественное  объяснение.

Почему не разоблачают власти?
Я уже здесь цитировал запись из дневника Порфирия Успенского описывающего попытку такого разоблачения: «Этому паше вздумалось удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Что же он сделал? Объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, и присовокупил, что в случае правды будут даны им 5000 пунгов (2500000 пиастров), а в случае лжи, пусть они отдадут ему все деньги, собранные с обманываемых поклонников, и что он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге.» (2).
Пашу припугнули гневом российского царя: «После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что для его светлости нет никакой пользы открывать тайны христианского богослужения и что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн.» (2).
Любое действие мусульманских властей против православной церкви могло спровоцировать международный скандал, и далеко не голословно священники пугали Ибрагима Пашу русским царём. Через несколько лет вспыхнула Крымская война между Россией и Турцией, и именно под предлогом  притеснения православных на Святой земле.
С другой стороны, пускают же в настоящий момент израильского полицейского внутрь Кувуклия или пускали русского посла, в уже цитируемом мной свидетельстве. Ничего нет, в том, чтобы кто-то еще присутствовал внутри и наблюдал чудесное появления огня. 
Однако есть и другая, очень важная причина не разоблачать фальсификацию с огнём. Это доходы с паломников, посещающих святые места. Доходы настолько огромны, что по сути дела всё население Иерусалима кормилось от них, так проф. Дмитриевский цитирует следующее наблюдение проф. Олесницкого "Зато в Иерусалиме и Палестине этот праздник принадлежит не православному только населению: в нем принимают участие все местные жители, не исключая и мусульман. Семейный очаг немыслим без согревающего и освещающего элемента, а этот последний источается для всей Палестины от святого гроба. Это чувствует все население, и не может не чувствовать, потому что Палестина питается почти только теми дарами, которые приносятся ей поклонниками святого гроба из Европы. Таким образом, праздник гроба Господня есть праздник счастия и благосостояния страны. Не удивительно, что местные жители имеют целый круг поучительных сказаний о святом огне и его чудесных свойствах, и что в обстоятельствах, сопровождающих освящение огня (в его цвете, яркости и проч.) народ видит признаки счастливого или несчастливого лета, плодородия или голода, войны или мира" (13).
Мнение о том, что мусульмане знают об обмане, но очень выгодно этим пользуюся, звучит в исламских разоблачениях Благодатного огня, например, ал-Джаубари (до 1242)
под заголовком "Хитрость монахов при зажигание огня в церкви Воскресенья" говорит: " Ал-Мелик ал-Мауззам, сын ал-Мелика ал-Адиля вошёл в церковь Воскресения в день субботы света и сказал монаху, (приставленному) к ней: "Я не уйду, пока не увижу, как сходит этот свет". Монах сказал ему: "Что приятнее царю: это богатство, которое стекается к тебе таким способом, или знакомство с этим (делом)? Если я открою тебе эту тайну, тогда правительство лишится этих денег; оставь же её скрытой и получай это большое богатство" Когда же правитель услышал это, он понял скрытую суть дела и оставил его в прежнем положении. (…)" (1).
В итоге хочу заметить, что далеко не атеист и иноверцы являются главными критиками чудесной природы Благодатного огня  или других чудеса, а сами православные, в данном случае мне лишь оставалось собрать эти критические материалы созданные верующим и представить их на суд общественности.

 

 

 


Победители World Press Photo 2016 | birdinflight.com

April 24, 2016  •  Leave a Comment

 

 взято : https://birdinflight.com/ru/vdohnovenie/resursy/pobediteli-world-press-photo-2016.html

Победители World Press Photo 2016

Жюри 59-го ежегодного конкурса World Press Photo объявило снимок австралийского фотографа Уоррена Ричардсона лучшей фотографией 2015 года. Главная награда WPP традиционно присуждается фотографу, сумевшему наилучшим образом запечатлеть или представить важное событие или проблему прошедшего года.

Фотография года — «Надежда на новую жизнь», Уоррен Ричардсон (Австралия).
Мужчина передаёт ребёнка через заграждение на сербско-венгерской границе возле города Реске, Венгрия. 28 августа 2015 г.

На фотографии Ричардсона изображены беженцы, пересекающие границу на пути из Сербии в Венгрию рядом с сербским селом Хоргош и венгерским городом Реске. Фотография была сделана ночью 28 августа 2015 года, когда этот мужчина с ребёнком вместе с большой группой пытались попасть на территорию Венгрии до того, как на границе поставят укреплённое ограждение.

«Пять дней я жил на границе бок о бок с беженцами, — вспоминает Ричардсон. — Тут прибыла группа из двухсот человек, и они двинулись к деревьям, растущим вдоль ограждения. Сначала они отправили вперёд женщин и детей, потом отцов и стариков. Я оставался с ними часов пять, и всю ночь мы играли с полицией в кошки-мышки. Я с ног валился в тот момент, когда сделал этот кадр. Времени было около трёх часов ночи, воспользоваться вспышкой было нельзя, так как повсюду полиция, они пытались поймать этих людей, и я не мог их выдать. Пришлось использовать лунный свет».

Я оставался с ними часов пять, и всю ночь мы играли с полицией в кошки-мышки. Я с ног валился в тот момент, когда сделал этот кадр.

«В этой фотографии столько силы, потому что она очень проста и в ней есть этот символизм колючей проволоки, — комментирует председатель жюри и директор фотоотдела AFP Фрэнсис Кон. — Нам показалось, что в этой фотографии есть практически всё, чтобы рассказать о происходящем с беженцами. Мне кажется, что это очень классическая фотография и при этом — вневременная. На ней изображена современная нам ситуация, но то, как это сделано, — это классика в лучшем смысле этого слова».

 

Призёры World Press Photo

Первое место за одиночную фотографию в категории «Главные новости»: «Боевик ИГИЛ, проходящий лечение в курдском госпитале», Маурисио Лима (Бразилия). Снимок для газеты New York Times. 2015 год.
Второе место за одиночную фотографию в категории «Экстренные сообщения»: Корентен Фолен (Франция). Демонстрация против терроризма, прошедшая в Париже после того, как по региону Иль-де-Франс прокатилась серия из пяти терактов, начало которой было положено в штаб-квартире сатирической газеты «Шарли Эбдо». Демонстрация прошла в Париже 11 января 2015 года.
Третье место за одиночную фотографию в категории «Экстренные сообщения»: «Жертва бандитских разборок», Никлас Хаммарстрём (Швеция). Это четвёртое убийство, связанное с разборками местных банд, произошедшее на одной улице за одну ночь. Свидетелей нет. Сан-Педро-Сула, Гондурас, 4 марта 2015 года.
ALPINE SKIING - FIS Ski WC Vail/ Beaver Creek 2015
Первое место за одиночную фотографию в категории «Спорт»: Кристиан Вальграм (Австрия). Падение чешского горнолыжника Ондржея Банка во время скоростного спуска на чемпионате мира по горнолыжному спорту, проходившем в городе Бивер-Крик (штат Колорадо, США), 8 февраля 2015 года.
Второе место за одиночную фотографию в категории «Актуальные проблемы»: «Забытые горы Судана», Эдриен Оганесян (США). 27 февраля 2015 года семилетний Адам Абдель получил серьёзные ожоги после того, как рядом с его домом в Бургу (провинция Центральный Дарфур, Судан) разорвалась бомба, сброшенная с бомбардировщика суданской армии.
Третье место за одиночную фотографию в категории «Актуальные проблемы»: «Марш против полицейского насилия», Джон Дж. Ким (США). Фотография для газеты Chicago Tribune. Дуэль взглядов между Ламоном Реккордом и сержантом полиции во время протестов, начавшихся в Чикаго после того, как полицейский смертельно ранил 17-летнего чернокожего Лакуана Макдональда. 25 ноября 2015 года.
Первое место за одиночную фотографию в категории «День за днём»: «Угольная зависимость Китая», Кевин Фрэйер (Канада) для агентства Getty Images. Китайцы тянут повозку на фоне угольной электростанции в провинции Шаньси. Из-за сильной зависимости от угля для производства электроэнергии на Китай приходится почти треть мировых выбросов углекислого газа, которые считаются одной из основных причин глобального потепления.
Третье место за одиночную фотографию в категории «День за днём»: «На свет», Зохре Сабери (Иран) для агентства Mehr News Agency. Слепая от рождения Рахеле стоит у окна, наслаждаясь тёплым солнечным светом. Баболь, провинция Мазендеран, Иран, 12 ноября 2015 года.
Первое место за одиночную фотографию «Люди»: «В ожидании регистрации», Матич Зорман (Словения). Девочка в очереди на регистрацию в лагере беженцев в Прешево, Сербия, 7 октября 2015 года.
Второе место за одиночную фотографию в категории «Люди»: «Добывая будущее», Матьяс Кривич (Словения). Шахтёр на перекуре перед возвращением в шахту. Шахтёры в городе Бани работают в ужасающих условиях, подвергаясь воздействию токсических химикатов и тяжёлых металлов. Фотография сделана в Бани, Буркина-Фасо, 20 ноября 2015 года.
Первое место за одиночную фотографию в категории «Природа»: «Штормовой фронт на Бонди-бич», Роуэн Келли (Австралия) для газеты Daily Telegraph. Огромная «туча цунами» висит над Сиднеем, в то время как женщина на пляже продолжает читать, не замечая её приближения. Пляж Бонди-бич, Сидней, Австралия, 6 ноября 2015 года.
Третье место за одиночную фотографию в категории «Природа»: «Мощь природы», Серхио Тапиро (Мексика). Мощное извержение вулкана Колима ночью одновременно с ударом молнии. Снимок сделан в районе города Комала (штат Колима, Мексика) 13 декабря 2015 года.

Северный мыс | Андрей Шапран

March 29, 2016  •  Leave a Comment
Взято: http://front.photo/northern_cape
 
Крайние земли
Северный мыс
 
Фотографии из авторского проекта Андрея Шапрана
Фотографии: Андрей Шапран

Текст: А. Шапран
Снято: ноябрь-декабрь 2015.

«Северный мыс» - часть работы над проектом «Крайние Земли». Андрей Шапран работает над ним с 2005 го года - около года на Южных Курилах (2005-06, 2010, 2013), в Якутии, на Ямале, в Красноярском крае (Норильск и Дудинка), дважды в экспедициях на Чукотке (2008 и 2015), три месяца на севере Камчатки (2007).


В принципе, к этим кадрам текст не нужен. Мне кажется, их стоит раскрывать во всю ширину самого большого из доступных вам мониторов (смотреть со смартфона - только портить впечатление) и молча, долго-долго разглядывать. Картинки затягивают в себя.

Когда доскроллите до видео (размещено ниже, в середине публикации), автоматически вступит аутентичный вой пурги. Не пугайтесь, вам достаточно проскроллить ниже и песня пурги утихнет.
А пурга здесь может непрерывно выть неделями, и других звуков на всем пространстве не услышишь.
И вроде бы понятно, что человеку в этих местах жить невозможно. И одновременно чувствуешь, какая у них мощная, неотвратимо притягательная сила. По-моему, человеку невозможно не стремиться туда, зная, что «крайние земли» есть.
Кадры Андрея Шапрана дают возможность увидеть, как этот ландшафт живет своей жизнью, пока человека в нём нет.
Памятник на побережье на въезде в поселок Шмидта на западной стороне, "в благодарность от шмидтовцев морякам арктических навигаций".
Мыс Вебера - так называется часть Северного мыса. Еще сутки–другие и море скроется подо льдом
Заброшенный корабль на побережье.
Андрей Шапран:

Цель проекта «Крайние Земли» – рассказать о территориях, которые находятся за пределами внимания обычных людей.
Это всегда северные территории Российской Федерации – закрытые для посещения и засекреченные в советский период. Сейчас они не менее труднодоступны, хоть и по другим причинам - чисто техническим. Четырехмесячная поездка на Чукотку в 2015 году стала очередным этапом в моем проекте.
Северный Мыс – это название дал территории лично Джеймс Кук, дрейфовавший здесь в 1778 году. Это была самая северная достигнутая им точка материка. В России тогда на престоле была Екатерина II, а эти земли только проступали на картах из белого пятна.
В советское время Северный мыс был одним из самых закрытых мест на земле: здесь располагались воинские части, база ПВО, здесь принимали и отправляли военные самолеты. Это называлось "аэродром подскока" для стратегической авиации, когда она полетит бомбить Америку.
Сегодня эта земля почти полностью свободна от присутствия людей — население мыса сократилось с 17 000 до трех десятков человек, здешний поселок Мыс Шмидта был официально отселен в 2013-м. Военные понемногу начинают возвращаться в район аэродрома, но из пустынного поселка это практически не заметно.
Памятник Отто Юльевичу Шмидту на въезде в поселок Шмидта со стороны аэродрома.
Закрытая гостиница «Полюс» на территории закрытого аэропорта на мысе Шмидта.
Мыс Шмидта, пурга. Списанные самолеты у взлетной полосы.
Сильнейшая пурга мела здесь в конце осени - начале зимы 2015-го года. Погода даже для этих мест была просто катастрофическая.
Местные жители никогда не говорят «метель». Это слишком слабое слово, «с материка». Они говорят - «пурга».
Андрей Шапран:
На моих глазах за несколько дней сугробы поднялись на высоту до двух метров. Ландшафт из суровой живописи преобразился в графику.
Я раз десять выходил на одно и то же место - мыс Вебера и мыс Шмидта (они вместе и составляют Северный мыс). Каждый день там все менялось, непрерывно, час за часом.
Поселок Шмидта с видом на Чукотское море.
Заброшенные остатки радиолокационных установок. Панорама мыса Вебера с видом на чукотский национальный поселок Рыркайпий.
Заброшенное укрепсооружение на подъезде к аэродрому с восточной стороны.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015:
"Я прихожу в эти места, стараясь поймать какую-то связь между ушедшей эпохой и временем настоящим. Я действительно стараюсь, но побережье заносит снегом быстрее, чем я передвигаюсь. Пурга держится одну неделю за другой. Закрываются для прохода одна территория за другой."
Район воинского укрепсооружения на восточной стороне мыса Шмидта.
Восточная сторона поселка Шмидта.
Простреленная звезда на детском захоронении (оно очень старое, ещё 1943-го года) на территории заброшенной воинской базы ПВО
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Метель и отсутствие видимости. Тяжело, местами очень тяжело вытаскивать ноги из вязкого снега. В пургу освещение становится рассеянным и ровным. Света не хватает, один снежный заряд следует за другим. Разрывы между этими зарядами я использую для фотосъемки."
Пурга на Северном мысе.
Пурга на Северном мысе.
Остатки ограждения на заброшенной базе ПВО.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Выбираюсь на побережье. Волны, наполненные морским льдом, разбиваются со страшным шумом. Там, где лед стал преобладать, море застыло, превратившись в сплошное белое поле, и граница, разделяющая море и небо в таких местах исчезла напрочь. Ощущение бескрайности, неотвратимости наступающих холодов и полное отсутствие уюта и комфорта на этих чукотских просторах.

На побережье и в окрестностях – безлюдье. Вообще - ни одной живой души."5
Волна на побережье. Мыс Шмидта.
На побережье. Мыс Шмидта.
На заброшенной базе ПВО.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Бесконечная пурга – днем и ночью. Цвет исчезает, картинка становится практически черно-белой. Возвращаюсь с отмороженными пальцами и с посеченными колючим снегом лицом и глазами. Снимать против ветра - бессмысленно. Все мои кадры в такую погоду сделаны спиной к ветру.
Безмолвное спокойствие в кадре – корабль и светлый силуэт мыса Кожевникова на горизонте – обманчиво. Пять-десять минут, и тишина сменится очередным зарядом пурги. Фотография превращается в охоту за редкими паузами между зарядами, когда стена снега ненадолго расступается."
Мыс Кожевникова и Чукотское море, покрытое шугой.
Восточно-Сибирское море, последний прилив на побережье в районе Шмидта. Через несколько часов прибой здесь "остановится", все заполнит шуга - мелкий рыхлый лёд, появляющийся перед ледоставом
Территория бывших воинских складов в районе Шмидта.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Столкнуться в пургу с белым медведем здесь, как предупреждают местные жители, проще простого. Медведь может появиться самым неожиданным образом - из моря. Но главное - в пургу не наступить на лежащего в снегу зверя. Осенью и зимой здесь его территория."
На заброшенной территории базы ПВО.
На территории «нового» кладбища.
Несколько лет назад местные жители предприняли неудачную попытку отвадить белых медведей от своего поселения - вывезли несколько десятков туш моржей в сопки. Белые медведи на приманку с побережья не ушли, но из тундры пришли бурые медведи, их считают даже более агрессивными. Медведи поели трупы моржей и на следующий год взялись за человеческие останки на местном кладбище - разрывали могилы, разгрызли деревянные гробы.. Местные охотники стали их отстреливать, зверей стало меньше, но полностью медвежий вандализм не прекратился...Теперь хоронят на новом кладбище, и гробы с телами закладывают в металлические контейнеры.
На территории «нового» кладбища.Андрей Шапран.
Из дневника фотографа, ноябрь-декабрь 2015
"Море встало. Два последних дня температура в моей комнате опускалась до 13 °C, а на кухне, в коридоре, в ванной комнате не доходила и до 10°C.
В пургу снег - как поток колючек, летящий в лицо. Он таранит и ранит глаза, два-три часа на улице на открытом пространстве оставляют впечатление, словно полдня простоял на взлетной полосе у работающего реактивного двигателя"1
Памятник ИЛ-14 на заброшенной территории ГМО – был установлен местным энтузиастом авиадиспетчером шмидтовского аэропорта Юрием Дунаевым с третьей попытки – в честь легендарной авиамашины, принимавшей участие в освоении Крайнего Севера.
Бывшая территория базы ПВО на территории Северного мыса.
Пурга на побережье.
Андрей Шапран. Из дневника фотографа
"Места эти впечатляют – своим разнообразием и стопроцентной зависимостью от стихии. Собственно стихия и создает заново этот мир, брошенный людьми.
На морозе, покрытые толстенным слоем серого морского льда, останки кораблей, зарытые в песок, напоминают чудовищ. Безголосые, неподвижные, они стоят, на берегу, залитые накатом, с обвисшими чудовищными ледяными сосульками на своих конечностях."
Заброшенный остов корабля, покрытый слоями наледи.
Заброшенный корабль на побережье. Пурга.
Поселок городского типа Мыс Шмидта (или просто - Шмидт, как говорят местные).
Андрей Шапран, из дневника фотографа. Чукотка, Северный Мыс, ноябрь-декабрь 2015
"При всем суровом драматизме этого ландшафта, я думаю, что оказаться здесь и стать свидетелем подобных картин – это редкое счастье, редкая удача для фотографа."12
Поселок городского типа Мыс Шмидта.
Панорама ближайшего по-прежнему населенного пункта - национального поселка Рыркайпий с береговой линии Чукотского моря. Население - 600 человек. Название поселка переводится с чукотского языка как «затор для моржей».
 

 
Об авторе фотографий:
Андрей Шапран - известный российский фотограф, лауреат многочисленных российских и международных конкурсов.
Участник многочисленных выставок и фотофестивалей в России и за рубежом.
Член Союза фотохудожников России.
Родился и вырос в Риге (Латвия), в 90-х годах переехал в Сибирь, где живет и работает по сей день.

Фотографии опубликованы на личном сайте.
 

Андрей Шапран
Фотограф, журналист-фрилансер