Photographer Gabi Ben Avraham | eye photo magazine

August 24, 2015  •  Leave a Comment

Featured Photographer review with Gabi Ben Avraham, Tel Aviv, Israel



Picture
Gabi Ben Avraham, Street Photographer based in Tel Aviv.

Photography is a passion form me. It‘s my way to look at the worldaround me.


Street photography in particular, is my favorite genre. The street isnot a studio. Sometimes I'm just standing and waiting for things toconverge. Through the lens of my camera I‘m constantly lookingaround me, searching for the decisive moment that won‘t return, tocapture
.

I am inspired by what I see, hear or even smell on the street, I absorb the images and let them leave
I have just returned from Cuba and working on my second Cuba series currently
Those who visit Cuba experience a strong feeling of travelling in time, of people living in a bubble disconnected from the Western world as we know it.
Cuba: far from abundance and comfort, distant from the mighty communication industry and the consuming culture, they live the human side of life as opposed to the industrial and mechanical side.



I believe one must find the place where he feels the most comfortable. For me it is the street…
I am excited to wander through the streets towards my new adventure. It changes constantly: situations, people, and light
Bild
Street photography is very dynamic and therefore interesting. I wait for things to happen and they always do…
I try to achieve photographs which are a combination of the ‘decisive’ moment with mixed-context and a feeling of surrealistic disorientation
Cuba: communication is face to face, people are outside, in the street most of the time



Bild
Cuba: there are very poor resources, everything crumbles
I try to make the spectator uncertain of the familiar and create a new vision of reality…
There is always a story to catch. The street is not a studio
Cuba: this is their world and they live it to the limit
Forgotten, transparent people in urban surroundings are being granted their moment of grace
On street things change constantly: situation, people, and light. It is very dynamic and therefore interesting
Cuba: nonetheless, they seems strong and maintain their ‘joie de vivre’

Afghan Girl | National Geographic Magazine

August 24, 2015  •  Leave a Comment

Afghan Girl

Afghan Girl

A Life Revealed

Her eyes have captivated the world since she appeared on our cover in 1985. Now we can tell her story.

By Cathy Newman
Photograph by Steve McCurry

She remembers the moment. The photographer took her picture. She remembers her anger. The man was a stranger. She had never been photographed before. Until they met again 17 years later, she had not been photographed since.

The photographer remembers the moment too. The light was soft. The refugee camp in Pakistan was a sea of tents. Inside the school tent he noticed her first. Sensing her shyness, he approached her last. She told him he could take her picture. “I didn’t think the photograph of the girl would be different from anything else I shot that day,” he recalls of that morning in 1984 spent documenting the ordeal of Afghanistan’s refugees.

The portrait by Steve McCurry turned out to be one of those images that sears the heart, and in June 1985 it ran on the cover of this magazine. Her eyes are sea green. They are haunted and haunting, and in them you can read the tragedy of a land drained by war. She became known around National Geographic as the “Afghan girl,” and for 17 years no one knew her name.

In January a team from National Geographic Television & Film’s EXPLORER brought McCurry to Pakistan to search for the girl with green eyes. They showed her picture around Nasir Bagh, the still standing refugee camp near Peshawar where the photograph had been made. A teacher from the school claimed to know her name. A young woman named Alam Bibi was located in a village nearby, but McCurry decided it wasn’t her.

No, said a man who got wind of the search. He knew the girl in the picture. They had lived at the camp together as children. She had returned to Afghanistan years ago, he said, and now lived in the mountains near Tora Bora. He would go get her.

It took three days for her to arrive. Her village is a six-hour drive and three-hour hike across a border that swallows lives. When McCurry saw her walk into the room, he thought to himself: This is her.

Names have power, so let us speak of hers. Her name is Sharbat Gula, and she is Pashtun, that most warlike of Afghan tribes. It is said of the Pashtun that they are only at peace when they are at war, and her eyes—then and now—burn with ferocity. She is 28, perhaps 29, or even 30. No one, not even she, knows for sure. Stories shift like sand in a place where no records exist.

Time and hardship have erased her youth. Her skin looks like leather. The geometry of her jaw has softened. The eyes still glare; that has not softened. “She’s had a hard life,” said McCurry. “So many here share her story.” Consider the numbers. Twenty-three years of war, 1.5 million killed, 3.5 million refugees: This is the story of Afghanistan in the past quarter century.

Now, consider this photograph of a young girl with sea green eyes. Her eyes challenge ours. Most of all, they disturb. We cannot turn away.

“There is not one family that has not eaten the bitterness of war,” a young Afghan merchant said in the 1985 National Geographic story that appeared with Sharbat’s photograph on the cover. She was a child when her country was caught in the jaws of the Soviet invasion. A carpet of destruction smothered countless villages like hers. She was perhaps six when Soviet bombing killed her parents. By day the sky bled terror. At night the dead were buried. And always, the sound of planes, stabbing her with dread.

“We left Afghanistan because of the fighting,” said her brother, Kashar Khan, filling in the narrative of her life. He is a straight line of a man with a raptor face and piercing eyes. “The Russians were everywhere. They were killing people. We had no choice.”

Shepherded by their grandmother, he and his four sisters walked to Pakistan. For a week they moved through mountains covered in snow, begging for blankets to keep warm.

“You never knew when the planes would come,” he recalled. “We hid in caves.”

The journey that began with the loss of their parents and a trek across mountains by foot ended in a refugee camp tent living with strangers.

“Rural people like Sharbat find it difficult to live in the cramped surroundings of a refugee camp,” explained Rahimullah Yusufzai, a respected Pakistani journalist who acted as interpreter for McCurry and the television crew. “There is no privacy. You live at the mercy of other people.” More than that, you live at the mercy of the politics of other countries. “The Russian invasion destroyed our lives,” her brother said.

It is the ongoing tragedy of Afghanistan. Invasion. Resistance. Invasion. Will it ever end? “Each change of government brings hope,” said Yusufzai. “Each time, the Afghan people have found themselves betrayed by their leaders and by outsiders professing to be their friends and saviors.”

In the mid-1990s, during a lull in the fighting, Sharbat Gula went home to her village in the foothills of mountains veiled by snow. To live in this earthen-colored village at the end of a thread of path means to scratch out an existence, nothing more. There are terraces planted with corn, wheat, and rice, some walnut trees, a stream that spills down the mountain (except in times of drought), but no school, clinic, roads, or running water.

Here is the bare outline of her day. She rises before sunrise and prays. She fetches water from the stream. She cooks, cleans, does laundry. She cares for her children; they are the center of her life. Robina is 13. Zahida is three. Alia, the baby, is one. A fourth daughter died in infancy. Sharbat has never known a happy day, her brother says, except perhaps the day of her marriage.

Her husband, Rahmat Gul, is slight in build, with a smile like the gleam of a lantern at dusk. She remembers being married at 13. No, he says, she was 16. The match was arranged.

He lives in Peshawar (there are few jobs in Afghanistan) and works in a bakery. He bears the burden of medical bills; the dollar a day he earns vanishes like smoke. Her asthma, which cannot tolerate the heat and pollution of Peshawar in summer, limits her time in the city and with her husband to the winter. The rest of the year she lives in the mountains.

At the age of 13, Yusufzai, the journalist, explained, she would have gone into purdah, the secluded existence followed by many Islamic women once they reach puberty.

“Women vanish from the public eye,” he said. In the street she wears a plum-colored burka, which walls her off from the world and from the eyes of any man other than her husband. “It is a beautiful thing to wear, not a curse,” she says.

Faced by questions, she retreats into the black shawl wrapped around her face, as if by doing so she might will herself to evaporate. The eyes flash anger. It is not her custom to subject herself to the questions of strangers.

Had she ever felt safe?

”No. But life under the Taliban was better. At least there was peace and order.”

Had she ever seen the photograph of herself as a girl?

“No.”

She can write her name, but cannot read. She harbors the hope of education for her children. “I want my daughters to have skills,” she said. “I wanted to finish school but could not. I was sorry when I had to leave.”

Education, it is said, is the light in the eye. There is no such light for her. It is possibly too late for her 13-year-old daughter as well, Sharbat Gula said. The two younger daughters still have a chance.

The reunion between the woman with green eyes and the photographer was quiet. On the subject of married women, cultural tradition is strict. She must not look—and certainly must not smile—at a man who is not her husband. She did not smile at McCurry. Her expression, he said, was flat. She cannot understand how her picture has touched so many. She does not know the power of those eyes.

Such knife-thin odds. That she would be alive. That she could be found. That she could endure such loss. Surely, in the face of such bitterness the spirit could atrophy. How, she was asked, had she survived?

The answer came wrapped in unshakable certitude.

“It was,” said Sharbat Gula, “the will of God.”


Все фильмы Вуди Аллена от худшего до лучшего | Time Out Moscow

August 13, 2015  •  Leave a Comment
Самый полный гид по карьере великого режиссера, которому в этом году исполнится 80 лет
1 / 6

Вуди Аллену в декабре исполняется 80 — а в кинопрокат только что вышел его 45-й фильм «Иррациональный человек»: классик не сбавляет темпа и выпускает по картине в год. И хотя имя Аллена в традиционно озвученных джазом, унифицированных (черный экран, немного манерные белые буквы) начальных титрах — в некотором роде гарантия качества, далеко не все его работы одинаково хороши. Time Out расставляет фильмографию мэтра по ранжиру.

45) «Сенсация» (Scoop, 2006)

Худшая из европейских гастролей Аллена: комик играет иллюзиониста с псевдонимом Великий Чудини, но эту поверхностную комедию не спасают ни чудачества, ни даже Скарлетт Йоханссон.

44) «Будь что будет» (Whatever Works, 2009)

Мизантропическая комедия, написанная Алленом специально под другого комика — Ларри Дэвида, не то чтобы ужасна. Но и особого обаяния она не источает — сюжет топчется на месте, а шутки не смешат.

43) «Мечта Кассандры» (Cassandra’s Dream, 2007)

2000-е были тяжелым временем для режиссера, который никак не мог найти финансирование в Америке. Среди его лондонских проектов была и эта проходная драма, в которой Колин Фаррелл и Юэн Макгрегор сыграли братьев перед моральной дилеммой — о том, что получилось, предпочел бы забыть и он, да и мы тоже.

42) «Кое-что еще» (Anything Else, 2003)

Этот поверхностный ромком был провален еще на уровне кастинга — Кристина Риччи в роли манипуляторши Аманды не смешна вообще, а Джейсон Биггз превращает классический алленовский типаж невротика-интеллектуала в картонную копию. Как сиквел «Американского пирога», но без выпечки.

41) «Голливудский финал» (Hollywood Ending, 2002)

Кажется, в начале 2000-х Аллен, с юности опасающийся скорой смерти, собирался на покой — ничем иным, кроме желания напоследок уколоть обидчиков, объяснить эту чахлую, несмешную сатиру на кинобизнес нельзя.

40) «Матч пойнт» (Match Point, 2005)

Отчаянно тырящий у Достоевского триллер позиционировали как «возвращение Аллена в форму» — но получился не дотягивающий не то что до русского классика, но и до Патриции Хайсмит фильм с неровной актерской игрой и блеклыми диалогами.

39) «Мелинда и Мелинда» (Melinda & Melinda, 2004)

Этот слишком схематичный, лишенный внятного направления фильм доказал, что занятая в заглавной роли Рада Митчелл — актриса не алленовского масштаба. Есть, правда, подозрение, что и Вайнона Райдер, под которую фильм сочинялся, ситуации бы не исправила.

38) «Ты встретишь таинственного незнакомца» (You Will Meet a Tall Dark Stranger, 2010)

Лучшее, что можно сказать об этой комедии семейных положений, на деле горькой как мышьяк, — что это наименее ужасный фильм лондонского периода Аллена.

37) «Проклятие нефритового скорпиона» (The Curse of the Jade Scorpion, 2001)

Эта комедия, не только разворачивающаяся в 1940-х, но и вдохновленная юмором эпохи, стала последним американским фильмом Аллена перед десятилетними европейскими каникулами — и, в общем, объясняет, почему на родине классику вдруг перестали давать деньги.







  • Все фильмы Вуди Аллена от худшего к лучшему



2 / 6

36) «Римские приключения» (To Rome with Love, 2012)

Крайне неровная коллекция виньеток Вуди о современном Риме может всерьез похвастать разве что анекдотом об оперном певце, который может петь только в душевой кабине — поэтому берет ее на сцену.

35) «Сексуальная комедия в летнюю ночь» (A Midsummer Night’s Sex Comedy, 1982)

Редкий полноценный ремейк в карьере Аллена — что неудивительно, Бергмана. «Улыбки летней ночи» были одним из самых жизнерадостных фильмов шведского титана, и Вуди следует тем же путем в обаятельной, но почти до невесомости легкомысленной комедии.

34) «Сентябрь» (September, 1987)

Один из самых противоречивых фильмов Аллена, вышедший при этом в пиковые для него 1980-е — и потому провалившийся в прокате. Эту «бергмановскую» семейную драму спасает только игра актрисы Элейн Стритч.

33) «Тени и туман» (Shadows and Fog, 1991)

Один из наименее успешных жанровых экспериментов Аллена, в котором он попытался оживить волшебный дух немецкого экспрессионизма. Получился фильм, постоянно радующий глаз визуальным рядом, но то и дело смущающий неуместным кастингом (Мадонна, серьезно?) и не всегда метким сценарием.

32) «Все говорят, что я тебя люблю» (Everyone Says I Love You, 1996)

Опыт Вуди в жанре мюзикла одни считают одной из главных его удач, другие же, напротив, проклинают. Мы остановимся где-то посередине — фильм кажется скорее техническим упражнением, чем искренней мелодрамой. Зато — поющий Эдвард Нортон!

31) «Иррациональный человек» (Irrational Man, 2015)

Самый свежий философский экзерсис Вуди Аллена балансирует между мрачностью «Мечты Кассандры» и джазовой фривольностью всех последующих фильмов мастера — и делает это с достаточной, удовлетворительной легкостью.

30) «Мелкие мошенники» (Small Time Crooks, 2000)

Примерно половина этой абсурдистской криминальной комедии купается в банальности — особенно заезженный сюжет с ограблением. Но другая половина — в первую очередь, великие выходы актрис Трэйси Ульман и Элейн Мэй — выводит образцовый идиотизм на уровень высокого искусства.

29) «Магия лунного света» (Magic in the Moonlight, 2014)

Между желчными «Жасмин» и «Иррациональным человеком» Вуди снял один из самых очаровательных — хотя и необязательных — своих фильмов. Колина Ферта и Эмму Стоун разделяют несколько десятилетий, но они органично сосуществуют в кадре, а сценарий в лучших моментах приближается к обаянию золотого века Голливуда.







  • Все фильмы Вуди Аллена от худшего к лучшему



3 / 6

28) «Полночь в Париже» (Midnight in Paris, 2011)

Попросту лучшая из легкомысленных европейских комедий режиссера — фэнтези-элемент с перемещением героя в ревущие 1920-е и вовсе своей наглостью напоминает раннего, более прямолинейного Вуди.

27) «Знаменитость» (Celebrity, 1998)

Голливудские звезды всегда выстраивались в очередь, чтобы сыграть у Вуди Аллена, — и «Знаменитость», в которой даже на третьем плане артисты первого эшелона, стоит смотреть как минимум ради блестящих камео. Лучшее — у еще молодого ДиКаприо в роли типичного бэд-боя.

26) «Бананы» (Bananas, 1971)

Поместить нью-йоркского невротика в сердце революции в банановой республике — одна из самых восхитительных алленовских идей. Со временем мотивы этой комедии стали несколько анахроничны, но ее лучшие шутки — вроде камео Дж. Эдгара Гувера — бьют все тем же электричеством.

25) «Загадочное убийство в Манхэттене» (Manhattan Murder Mystery, 1993)

Осознанная попытка Аллена после нескольких слишком серьезных фильмов вернуться к более легкомысленному стилю своих прежних работ получилась довольно успешной — прежде всего благодаря выдающемуся составу алленовских завсегдатаев (Анжелика Хьюстон, Алан Алда, Дайен Китон) в главных ролях.

24) «Элис» (Alice, 1990)

Вольный ремейк «Джульетты и духов» Феллини получился бенефисом Мии Фэрроу в роли богемной нью-йоркской домохозяйки, чья жизнь идет кувырком после чересчур удачного сеанса гипноза.

23) «Что случилось, тигровая лилия?» (What’s up, Tiger Lily?, 1966)

Для своего режиссерского дебюта Аллен взял японский шпионский триллер («Ключ от всех ключей») и переозвучил его так, что получилась комедия о поисках рецепта лучшего в мире яичного салата. Только он мог до такого додуматься.

22) «Хватай деньги и беги» (Take the Money and Run, 1969)

Комедию о преступно некомпетентном грабителе над общей массой подобных фильмов вознесли многочисленные моменты чисто алленовского комедийного безумия. Например, убийственная сцена спора между вором и кассиром банка — причем по поводу орфографии.

21) «Дни радио» (Radio Days, 1987)

Один из самых душевных фильмов Аллена, в любви которого к миру радиозвезд 1940-х чувствуется ностальгия режиссера по собственному детству, проведенному в обнимку с приемником.







  • Все фильмы Вуди Аллена от худшего к лучшему



4 / 6

20) «Все, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить» (Everything You Always Wanted to Know About Sex, But Were Afraid to Ask, 1972)

Аллен в этой комедии истерически смешно выворачивает наизнанку приемы, которыми в середине прошлого века пользовались авторы обучающих документалок на сексуальные темы. Среди лучших моментов — секс с овцой и сам Аллен в роли крайне беспокойного сперматозоида.

19) «Великая Афродита» (Mighty Aphrodite, 1995)

История мужчины (сам Аллен), одержимого идеей найти биологическую мать своего приемного ребенка, получилась остроумной вариацией на тему «Пигмалиона» — девушка оказывается проституткой, которую герой пытается наставить на путь истинный. При уморительном участии классического хора из древнегреческого театра.

18) «Вики Кристина Барселона» (Vicky Cristina Barcelona, 2008)

Лучший алленовский фильм 2000-х — несколько стариковская на бумаге история двух американских красоток, соблазненных жовиальным испанцем и его безумной женой, на деле искрилась вспышками классического юмора Вуди.

17) «Спящий» (Sleeper, 1973)

Жанр антиутопии никогда не был так смехотворен, как в этой комедии о лавочнике, попавшем в криогенную камеру — и проснувшемся спустя 200 лет в полицейском государстве будущего.

16) «Звездные воспоминания» (Stardust Memories, 1980)

Вышедшая сразу после неотразимого «Манхэттена» автобиографическая комедия об экзистенциальном кризисе в свое время скорее распугала фанатов Вуди. Сейчас, впрочем, она выглядит безусловной удачей — не в последнюю очередь благодаря умнейшей пародии на «8 ½» Феллини.

15) «Интерьеры» (Interiors, 1978)

Самая удачная из алленовских валентинок Ингмару Бергману, эта уместившаяся в его фильмографии между культовыми «Энни Холл» и «Манхэттеном» драма добивалась своего без единого гэга — и в отсутствие в кадре самого Аллена. Для его работ 1970-х — факт неслыханный.

14) «Разбирая Гарри» (Deconstructing Harry, 1997)

Аллен десятилетиями играл хороших, хоть и не уверенных в себе парней — поэтому представьте шок, который вызвал этот неожиданный портрет артиста как горького, полного ненависти к себе извращенца с пристрастием к матерку и проституткам. Брутальное, блестящее кино.

13) «Другая женщина» (Another Woman, 1988)

Еще одно доказательство, что некоторые из лучших фильмов Аллена — те, что отданы на откуп не нервным мужчинам, а проблемным, страдающим дамам (см. также «Интерьеры», «Жасмин»). Выдающийся, среди прочего, актерский перформанс Джины Роулендс.







  • Все фильмы Вуди Аллена от худшего к лучшему



5 / 6

12) «Пули над Бродвеем» (Bullets over Broadway, 1994)

«Я — настоящий артист!» — восклицает в первых кадрах этой театральной ретро-комедии Джон Кьюсак, и Аллен, всегда умевший высмеять артистические амбиции, весь фильм жестко и безапелляционно опровергает слова своего главного героя.

11) «Любовь и смерть» (Love and Death, 1975)

Классическая русская литература всегда была для Аллена источником вдохновения — в «Любви и смерти» он, впрочем, не постеснялся врезать ей по яйцам. История кино знает мало монологов, столь же смешных, как речь Аллена о пшенице, — и мало фильмов, столь плотно насыщенных ударным юмором.

10) «Жасмин» (Blue Jasmine, 2013)

Была бы «Жасмин» хотя бы наполовину так же хороша, если бы Аллен задействовал в роли обедневшей после ареста мужа обитательницы высшего света другую актрису? Наверное, нет — но позвав Кейт Бланшетт, Вуди сорвал банк: актриса выдала лучшую роль в карьере и получила за нее заслуженный «Оскар».

9) «Зелиг» (Zelig, 1983)

В этой мастерски поставленной пародии на исторические документалки Аллен сам играет заглавного героя, невыразительного Леонарда Зелига, который вдруг обнаруживает у себя способности хамелеона — и оказывается, как прото-Форрест Гамп, свидетелем всех ключевых событий 1920-х и 30-х.

8) «Сладкий и гадкий» (Sweet and Lowdown, 1999)

Причудливым, нестандартным актерским талантам всегда находилось место в фильмах Аллена — нигде это не впечатляет так, как в этой тончайшей, проникновенной истории любви джазового музыканта из 1930-х и его немой подружки. Эти таланты — Шон Пенн и, в сущности, открытая здесь Алленом миру Саманта Мортон.

7) «Пурпурная роза Каира» (Purple Rose of Cairo, 1985)

Самый оптимистичный фильм Аллена — при этом разворачивающийся во времена Великой депрессии. «Роза», в которой Джефф Дэниелс вдруг сходит с киноэкрана в реальную жизнь, — одновременно ода кинематографу и детальное, чувственное исследование той магии, которой мы поддаемся в кинозале.

6) «Бродвей Дэнни Роуз» (Broadway Danny Rose, 1984)

Лучший в карьере Аллена образец применения рамочной конструкции — фильм в фильме, историю бродвейского менеджера Дэнни Роуза, здесь придумывают за обедом несколько нью-йоркских сатириков-болтунов, тоскующих по старой школе комедии. Аллен дух этой старой школы в своей картине эффектно оживляет.

5) «Мужья и жены» (Husbands and Wives, 1992)

Эта едкая комедия вращается вокруг проблем двух семейных пар (одну играют Аллен и Фэрроу, другую — Сидни Поллак и Джуди Дэвис) — и становится только убойнее, если вспомнить, что снималась она в разгар реального разлада Вуди и долго служившей ему музой Фэрроу.







  • Все фильмы Вуди Аллена от худшего к лучшему



6 / 6

4) «Манхэттен» (Manhattan, 1979)

Контрастное черно-белое изображение, прекрасная музыка Гершвина и как никогда острое самоуничижение Аллена соединяются в «Манхэттене» в неотразимый гимн не только городу, но и порожденному им образу жизни. Любовь и сомнения в себе, горе от ума и экзистенциальное отчаяние — вечные алленовские эмоции здесь составляют гремучий, упоительный коктейль.

3) «Ханна и ее сестры» (Hannah and her Sisters, 1986)

Именно здесь обнаруживаются самые выверенные актерские выходы в фильмографии Аллена — полные нюансов, но сбалансированные, нервные, но обаятельные. В актерском составе фильма нет ни одного слабого звена – и даже выделять кого-то одного несколько странно, но упомянем Дайэн Уист в роли Холли, того типа манхэттенских чудачек, на портретах которых некоторые режиссеры (привет, Ной Баумбах!) построят целые карьеры.

2) «Преступления и проступки» (Crimes and Misdemeanors, 1989)

Вот фильм, в котором комедийная и драматическая стороны творчества Аллена соединяются максимально органично. И это несмотря на то, что сюжетные линии двух запутавшихся в личной жизни страдальцев, окулиста (Мартин Ландау) и режиссера (сам Аллен), почти не пересекаются. Увлекательное, вдумчивое, всерьез исследующее пределы морали — и, конечно, куда без этого, очень смешное — кино.

1) «Энни Холл» (Annie Hall, 1977)

Аллен, как известно, всерьез думал о том, чтобы назвать картину «Ангедония» по имени клинической неспособности испытывать счастье — что особенно забавно, учитывая, как много удовольствия приносит просмотр. Лучший и самый популярный фильм Аллена представляет анатомию любовной неудачи, разрыва отношений комика Алви Сингера (Аллен) и девушки Энни (каноническая роль Дайан Китон). Это фильм, под завязку упакованный шутками, но в своем сердце хранящий болезненную, печальную идею:





Геометрия уличной фотографии:47 примеров

July 27, 2015  •  Leave a Comment

Геометрия уличной фотографии:

47 примеров




ВДОХНОВЕНИЕ

21 ноября 2013
Фото: Annie Mallegol

Уличная фотография всегда будет бесконечно интересна для фотографов. Множество самых разнообразных сюжетов — буквально на каждом углу. Представляем подборку из 47 фотографий, которые наверняка вдохновят и вас.

Дети на улице. Фото: Jo Wallace

Фото: Jo Wallace

Городские витрины. Фото: Stefano Mirabella

Фото: Stefano Mirabella

Женщина с собакой. Фото: Unoforever

Фото: Unoforever

Баскетболисты. Фото: Gustavo Gomes

Фото: Gustavo Gomes

Уличная фотография David Solomons

Фото: David Solomons

Мотоцикл на улице. Фото: Carmelo Erama

Фото: Carmelo Erama

Белье на улице. Фото: Maria Spyropoulou

Фото: Maria Spyropoulou

Силут в окне. Фото: Mikhail Palinchak

Фото: Mikhail Palinchak

Дети играют на улице. Фото: Aleksander Prugar

Фото: Aleksander Prugar

Тени. Фото: Artur

Фото: Artur

Лето, купание в реке. Фото: Maria Spyropoulou

Фото: Maria Spyropoulou

Горожане. Фото: Kevin Garnett

Фото: Kevin Garnett

Пешеходы и тени. Фото: Mikael Marguerie

Фото: Mikael Marguerie

Дерево и горожане. Фото: Ester

Фото: Ester

Цыпленок на улице. Фото: Sakura Love

Фото: Sakura Love

Два мужчины, два голубя. Фото: Andrea Alfano

Фото: Andrea Alfano

Стрит фотография Massimo Raldeni

Фото: Massimo Raldeni

Ходули. Фото: Prying Open

Фото: Prying Open

Окна и взгляд. Фото: Anastasios Tziogas

Фото: Anastasios Tziogas

Тени и фигура. Фото: Guido Steenkamp

Фото: Guido Steenkamp

Прохожий. Фото: John Goldsmith

Фото: John Goldsmith

Городская архитектура. Фото: Santi Banon

Фото: Santi Banon

Стрит фото Lasse Persson

Фото: Lasse Persson

Автобус. Фото: Zisis Kardianos

Фото: Zisis Kardianos

Девушка переходит дорогу. Фото: Tokyo camera style

Фото: Tokyo camera style

Уличная фотография Vito Alagna

Фото: Vito Alagna

Стрит фото Rupert Vandervell

Фото: Rupert Vandervell

Салон красоты. Фото: Tony Marciante

Фото: Tony Marciante

Люди на улицах города. Фото: Marco Mancini

Фото: Marco Mancini

Мальчик у темной стены. Фото Elisabeth Schuh

Фото: Elisabeth Schuh

Тени и силуэт. Фото Oscar from Denmark

Фото: Oscar from Denmark

Мальчик и геометрия архитектуры. Фото Kala

Фото: Kala

Собака на дереве. Фото Peter Pawlowski

Фото: Peter Pawlowski

Силут. Фото Xaris P

Фото: Xaris P

Кошка на улице города. Фото George Pauwels

Фото: George Pauwels

Длинные тени. Фото Tony F

Фото: Tony F

Дети. Фото Minoru Karamatsu

Фото: Minoru Karamatsu

Люди и тени. Фото Petros Kotzabasis

Фото: Petros Kotzabasis

Конь и прохожие. Фото David Solomons

Фото: David Solomons

Стрит фото Pixinalasidra

Фото: Pixinalasidra

Отражение и геометрия уличной фотографии. Georgie Pauwels

Фото: Georgie Pauwels

Человек в большом городе. Фото Stefano Mirabella

Фото: Stefano Mirabella

Сильный ветер. Фото Josetxu Silgo

Фото: Josetxu Silgo

Дорога. Фото Rouvier

Фото: Rouvier

Девушка и тени. Фото Rupert Vandervell

Фото: Rupert Vandervell

Источник - http://121clicks.com/


Что с вами произойдет внутри черной дыры?

July 24, 2015  •  Leave a Comment
Возможно, вы думаете, что человека, попавшего в черную дыру, ждет мгновенная смерть. В действительности же его судьба может оказаться намного более удивительной. http://www.bbc.com/russian/science/2015/07/150706_vert_ear_black_hole_clones_you.shtml?ocid=socialflow_twitter